Радиоэфиры и телепередачи

Аркадий Мамонтов о своем фильме «Провокаторы»: «Ну, вышла ночью маленькая программа. И вдруг все либеральное воронье слетелось!»

Аркадий Мамонтов ответил на провокационные вопросы в прямом телерадиоэфире КП в программе «ОСОБЫЙ СЛУЧАЙ»  

Дата записи: 18 октября 2012 г.
Продолжительность: 34 мин. 26 сек. 

16 октября вышла третья, заключительная, часть фильма «Провокаторы» об акции, устроенной Pussy Riot в храме Христа Спасителя. Телеканал и радио «Комсомольская правда» пригласили автора цикла Аркадия Мамонтова в студию прямого эфира, где тележурналист ответил на вопросы политического обозревателя Владимира Ворсобина, а также зрителей и слушателей.

- Аркадий, вам история с Pussy Riot не надоела?

- Вы верующий?

- Плохо, но верующий.

- Крест носите?

- Нет.

- Понятно. Но в Бога веруете?

- Верую.

- Женщины, которые устроили богомерзкую акцию в Храме Христа Спасителя получили, что хотели. Мы, когда делали эти фильмы, преследовали одну цель – попытаться изучить изнутри кто и зачем устроил эту провокацию. Русская Православная церковь – это сакральное пространство, которое сохраняет православный народ. И вдруг ниоткуда возникают эти с позволения сказать революционерки... Я, верующий человек, как должен был на это реагировать? Промолчать? Отойти в сторону? Или где-то в интернете написать о том, что да, такие они сякие-плохие...

- Основная идея фильма — все было задумано для пиара. Но получается, что муж одной из участниц Pussy Riot Петр Верзилов, о существовании которого мало кто знал, с помощью вас «пропиарился» на все сто. И вышло, что скандал раздувают вовсе не «революционеры», а правоохранительные органы, патриархия и извините, ваши фильмы.

- Нет, абсолютно нет. Мы никого не пиарим, мы просто рассказываем народу, кто за этим стоит и кто это все устраивает. Верзилов едет в США и ему конгрессмены пожимают руки и говорят: «Молодец, парень, продолжай в том же духе!»… Почему-то американцы собирают всех кощунников! Не надо лезть в наше сакральное пространство! Вы против Путина, против Патриарха, против еще чего-то еще? Идите в Большой театр, выходите на сцену в масках во время оперы и выступайте. Идите в кинотеатр, там тоже куча народу. А пришли в церковь - получили! Еще придете – еще получите! (хлопает кулаком по колену) Пусть это все знают.

- Нет ли здесь православного экстремизма?

- Православного экстремизма вообще не существует.

- Почему в вашем фильме слова «Путин-церковь-Кремль-Патриарх» обычно находятся рядом?..

- Нет, нет, это все вольная интерпретация. Чего так все накинулись на Мамонтова? Чего испугались-то? Ну, выходит маленькая программа в половине двенадцатого ночи. И вдруг все либеральное воронье слетелось!

- Почему в передаче при обсуждении фильма говорят одни и те же люди, причем - не говорят ни единого слова, которое противоречило бы вашей позиции.

- В вопросах веры компромиссов быть не может. Если вас интересует другое мнение, войдите в интернет и там столько мнений, что уши вянут. Поэтому в своей авторской передаче у меня не будет никогда ни Толоконниковой, ни Самусевич (участницы группы Pussy Riot, - ред.), ни Гельмана (галерист-антиклерикал, - ред.) и т.д. Потому что я хочу людям с экрана донести не орущих персонажей, а людей, которые говорят спокойно, аргументировано...

- ... но они говорят одно и то же!

- А чего вы тогда смотрите, если одно и то же?! Не смотрите тогда, если вам не нравится! Они говорят очень важные вещи. О защите нашей веры православной, традиций, национальной самобытности. Зритель присылает письма: «Спасибо, Аркадий, держитесь, не обращайте внимания на либеральных фашистов, все будет в порядке!». А я и держусь. Потому что меня поддерживает народ. А это очень важно!

- Но мы сегодня в эфире решили дать слово тем, кто не смог высказаться в вашем фильме…

- Да пожалуйста, но предупреждаю – если будут оскорбления, встану и уйду.

- Понятно. Но на свой страх и риск даю слово Марату Гельману.

Гельман:

- Аркадий, у меня такой вопрос. Как вы смогли дожить до таких времен и не знать, кто такой Бэнкси и что его абсолютно бессмысленно искать по адресам, указанным в Интернете в виде его галереи?Ворсобин:- Это очень культуроведческий вопрос… Но ничего оскорбительного в нем я пока не вижу.

Мамонтов:

- Я читал высказывания Гельмана по поводу передачи, там присутствовали разные матерные слова, что его, образованного человека, не красит. Ну ладно, Бог с ним! Просто есть обида на то, что он в своем творчестве касается образов церкви. Пусть касается, например, образа Белого дома или английской королевы… Не надо изображать клизмы как храмы! Теперь что касается Бэнкси. Я, слава богу, дожил до 50 лет и знаю других прекрасных художников, музыкантов и артистов, и писателей. И меня Бэнкси интересует мало. Он интересует меня только в той роли, когда оплачивает действия наших доморощенных арт-хулиганов, которые покушаются на наше сакральное пространство – на церковь, на веру, на иконы и т.д. Я не считаю его художником, а его творчество искусством. Это мое личное мнение. Другие пусть считают. Только нечего рисовать икону Божьей Матери, а туда пририсовывать динамит. Мозгов, что ли, не хватает?!

- А что с ними делать? Может казаками разгонять эти выставки?

- Не надо никаких казаков. Для защиты чувств верующих Дума сейчас принимает закон. Еще раз повторяю. Володя, вы поймите, не надо трогать Русскую православную церковь, ее храмы, ее иконы, ее народ, ее священников, ее Патриарха. Не касайтесь этого. Вы занимайтесь своим делом – политикой, общественной жизнью. Чего вы в церковь лезете? Одни говорят, что надо реформироваться. А кто вы такие, чтобы указывать церкви, что ей делать?

- Верующие – тоже церковь. Разве можно молчать, если видишь несправедливость?

- Я не буду вести с вами богословские споры на эту тему. Я защищаю само здание церкви как духовной составляющей от явных и видимых оскорблений. Повторить вам или вы понимаете?

- У меня профессиональный вопрос. У вас очень хорошие «прослушки» в фильме использованы, такие очень-очень оперативные. Даже завидно стало. Например, записан телефонный разговор с Болотной, когда переговаривались несколько оппозиционеров. Если не секрет, откуда это?

- «Комсомольская правда» публикует, например, интересные факты из переговоров пилотов падающего самолета. Откуда вы берете это, можете мне сказать? Тогда и я отвечу - откуда я это беру.

- Журналист вправе использовать те материалы, которые попадают ему в руки.

- А если ему дают материалы для того чтобы журналист сделал именно ту передачу, которая сейчас выгодна власти?

- Ошибаетесь. Разные есть журналисты. Я делаю всегда передачи, которые не власти выгодны, а которые выгодны моему государству и моему народу. Я по убеждениям государственник. Считаю, что наша работа журналистская заключается в следующем: мы должны критиковать, расследовать, но и защищать страну, в которой мы работаем.- И быть объективными. - Я объективен с точки зрения той, что я православный христианин. С этой точки зрения по отношению к тому событию, которое произошло в храме Христа Спасителя, я абсолютно объективен.

Звонок оппозиционера Геннадия Гудкова:

- Всю жизнь российская власть говорит, что мы окружены какими-то страшными врагами, и предлагает сплотиться вокруг нее. Обратите внимание, Франция не окружена кольцом врагов, Бельгия не окружена, Германия не окружена. А может быть, нам угрожает наша собственная неорганизованность, отсутствие нормальной, эффективной, вменяемой власти, способной двигать страну вперед, способной с соседями находить общий язык?

Мамонтов:

- Геннадию Владимировичу, как офицеру госбезопасности должно быть известно: мир не из одуванчиков состоит, а из политических хищников. А если государство слабеет (почитайте историю, в конце концов!), другое пытается этим государством завладеть, откусить кусок. Поэтому Россия, конечно, окружена врагами – партнерами. Кроме того - внутри страны есть люди, которые поют с чужого голоса. Я в этом абсолютно убежден. Они считают, что западные либеральные ценности надо перенести в Россию, а все традиционные ценности не нужны, они устарели...

- Вы либералов видите как какое-то многоголовое чудовище...

- Конечно. Для меня это чудовище. Пока я не встретил либералов, которые думали как-то по другому.

- Это генетическая ошибка или их купили?

- Они нормальные люди. Просто у них совершенно другое понятие о развитии страны. Я считаю, что они в 90-е годы получили власть над Россией, что для нее стало пагубным. Либеральный моллюск, как говорил Проханов (писатель - государственник, - ред.), щупальца распустил...

Звонок

Я - Виталий Малахов, бывший учитель, Самарская область. Я христианин. Не согласен с таким суровым приговором для группы Pussy Riot. Ведь девушки просили Богородицу: Путина прогони. А судья, читая приговор, вовсю старалась этот факт обойти стороной, уповая только лишь на оскорбления чувств верующих. И вообще Бог им судья, пусть Бог их и судит, а не человек.

Мамонтов:

- А какой конфессии вы христианин?

Виталий:

- Православный христианин.

Мамонтов:

- К Московскому патриархату относитесь?

Виталий:

- Я в Самарской области живу.

Мамонтов:

- Это очень важно. Вы в храм ходите Русской православной церкви Московского патриархата?

Виталий:

- У нас поселок без церкви.

Мамонтов:

- А где молитесь-то?

Виталий:

- В душе молюсь...

Мамонтов:

- Дорогой Виталий, они совершили кощунственный акт в храме Христа Спасителя. Вы как-нибудь приезжайте в Москву, зайдите в храм, постойте там и многое -многое поймете.

Полную стенограмму эфира читайте на: http://www.kp.ru/radio/stenography/48130/

 
 
 

Назад к списку